Выжутович: Российское правосудие стало технологически более совершенным

Правительство одобрило проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования дистанционного участия в судебном процессе". Как сообщил председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, проект направлен на развитие использования электронных документов в судопроизводстве. Он закрепляет возможности удаленного участия в судебных заседаниях с использованием личных средств коммуникации (при этом участники не лишаются права подавать документы на бумажном носителе и лично присутствовать в судебных заседаниях). Документы могут быть поданы в суд в электронном виде посредством портала Госуслуги, либо через информационную систему, определенную Верховным судом, Судебным департаментом при Верховном суде, либо через систему электронного документооборота участника процесса. Документы, поданные через портал Госуслуг или через специальную информационную систему, могут быть подписаны простой электронной подписью. Усиленной квалифицированной электронной подписью должны быть подписаны документы, которые подаются через системы электронного документооборота. Кроме того, при наличии технической возможности в суде лицам, участвующим в процессе, может быть предоставлен доступ к материалам дела в электронном виде в сети интернет посредством информационной системы, определенной ВС, Судебным департаментом при ВС. Судебные повестки и иные извещения в электронном виде могут быть доставлены через портал Госуслуг и в систему электронного документооборота. Время и факт их доставки будут фиксироваться средствами соответствующей информационной системы. Судебное решение, выполненное в форме электронного документа, может быть направлено участникам путем его размещения в интернете в режиме ограниченного доступа. Участники процесса смогут при желании и при наличии в судах технической возможности участвовать в судебном заседании, используя систему веб-конференции. Основанием для отказа в дистанционном участии является разбирательство дела в закрытом судебном заседании. Павел Крашенинников подчеркнул, что предлагаемые изменения создают правовую основу для использования уже имеющихся в судах возможностей подачи документов в электронном виде и удаленного участия в судебных заседаниях. По его словам, принятие законопроекта позволит повысить гарантии прав граждан и юридических лиц на судебную защиту и сделать более удобным взаимодействие участников процесса с судами.

"Логично, что те способы и форма общения в деловой среде, которые стали нормой за последние два года, просто расширяют круг своего применения, переходя в новые сферы судебного процесса", — прокомментировал проект советник Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Орлов. Однако, сказал он, внедрение подобных инноваций неизбежно поднимает ряд вопросов. "Во-первых, вопрос технических требований — описать его в части видео-конференц-связи сложнее, чем, например, требования к документам, загружаемым в суд в электронном виде. Во-вторых, вопрос гарантий соблюдения прав участников, начиная от вопроса равенства участников вне зависимости от наличия доступа в интернет и наличия технической оснащенности и заканчивая вопросом соблюдения прав участников в самом процессе, от момента подключения до особенностей донесения своей позиции и т.п." По мнению эксперта, слишком широкий простор появляется для различных злоупотреблений, причем со стороны всех участников процесса. Кроме того, возникает дополнительная опасность — доступ к такой системе третьих лиц, взлом аккаунтов и т.п.

Российское правосудие стало технологически более совершенным. Например, создана государственная автоматизированная система "Правосудие". Эта коммуникационная сеть объединяет несколько тысяч судов общей юрисдикции, куда через интернет имеет доступ всякий желающий. Где, когда и какое дело слушается, как оно движется по инстанциям, чем завершился процесс теперь легко узнать. Кроме того, существует возможность устанавливать видеосвязь между залом суда и следственным изолятором: "скамья подсудимых" в подобных случаях теряет предметное воплощение, остается не более чем фигурой речи. Здесь только важно не выйти за грань, отделяющую право граждан на информацию от стремления улицы вершить свои приговоры. Подобное наблюдалось в разгар перестройки, когда гласность била через край, и все двери, в том числе и двери суда, настежь открывались. На тех судебных процессах сталкивались право и политика. Право в лице независимого суда и политика гласности, открытых дверей. Подобные столкновения тогда случались тут и там. И в них нередко побеждала политика. Невольно думалось: неужто вскоре суды так и будут судить, "идя навстречу пожеланиям трудящихся"?

Российское правосудие стало технологически более совершенным

В долголетнем массовом отлучении от правосудия, разумеется, не было ничего хорошего. Но массовое приобщение без правовой культуры оказалось не лучше. Прошло лет десять — и маятник качнулся в обратном направлении. Многие дела стали рассматриваться в закрытом режиме в соответствии с повелением судьи: "Прошу посторонних покинуть зал". К "посторонним" причислялись не только праздные зеваки (что в иных случаях, может, и правильно), но и правозащитники, и журналисты. В тех же случаях, когда репортерам разрешалось войти, их присутствие на процессе обусловливалось всяческими запретами: нельзя делать записи, нельзя вести фото- и телесъемку.

Важной опорой российского правосудия могла бы стать информационная открытость

Как бы то ни было, российское правосудие нуждается не только в технологических новациях. Важной его опорой могла бы стать информационная открытость.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *