В Москве завершился Транссибирский арт-фестиваль

В Москве завершился VIII Транссибирский арт-фестиваль. Его открывал в марте в Новосибирске, а закрывал накануне майских праздников концертом в Московской филармонии художественный руководитель проекта Вадим Репин.

В Москве завершился Транссибирский арт-фестиваль

К восьмому году своего существования Транссибирский арт-фестиваль стал одним из крупнейших музыкальных проектов России, со своими характерными традициями: образовательными программами, мировыми и российскими премьерами, приглашенными в регионы дирижерами и солистами, неизменно теплой атмосферой и прекрасными программами.

И в этом году, несмотря на все сложные обстоятельства, ярких музыкальных событий на фестивале было много. В частности — Трио Танеева на апрельском концерте в Новосибирске в составе: Вадим Репин, Пабло Феррандес (виолончель), Денис Кожухин (фортепиано). Это была игра трех виртуозов, у каждого из которых было индивидуальное сценическое амплуа: аристократизм в духе старого Голливуда у Вадима Репина, южно-темпераментный академизм у Пабло Феррандеса, чувствительность и чуткая мастеровитость у Дениса Кожухина. Кульминацией того вечера стала Соната для двух струнных Мориса Равеля.

Произведение для двух струнных — раритет в музыкальной литературе. Характер мелодизма, ритмической графики и темброво-звуковых эффектов столь изобретателен в этом сочинении, что это кажется невероятным, что музыкальное действо разворачивается в звучании скрипичных и виолончельных струн. В живой пластике музыкального диалога Репина и Феррандеса особенно эффектно прозвучал финал сонаты, по неистовому накалу и эмоциональному напряжению схожий с фантастической хореографической поэмой Равеля "Вальс".

В Москве завершился Транссибирский арт-фестиваль

Скрипач Вадим Репин. Фото: Пресс-служба Транссибирского арт-фестиваля

Мировая премьера сочинения "Тобольские царевны" Елены Демидовой в исполнении Новосибирского симфонического оркестра также оставила глубокое впечатление. Восьмиминутная партитура для классического состава оркестра, состоящая из четырех разделов — исторически-иллюстративное сочинение (сюжет пьесы — судьбы дочерей Николая II и всего русского дворянства после революции 1917 года), наполненное музыкально-тембровым символизмом. Во вступлении тревожные созвучия и приглушенно клокочущая вибрация струнных и медных духовых рисуют взволнованную атмосферу, а звуковое крещендо создает ощущение неумолимо приближающегося рока.

В гуще оркестровых звуков рождается нежная лирическая тема (главный "женский" образ произведения) — мелодия звучит в соло гобоя, затем в группе скрипок и отзывается в тембре виолончелей (инструменты с особым колоритом звучания, приближенным к женскому голосу). Нарастающее грандиозное оркестровое tutti с колокольным звоном в кульминации напомнило колорит массовых сцен из оперы Мусоргского "Борис Годунов". Три завершающих колокольных перезвона, эхом растворившиеся в тишине зала, создавали атмосферу исповедальности — пронзительное по своей эмоциональности и оркестровой звучности произведение.

"В выборе оркестровки я старалась передать человеческий тембр голоса, — рассказала композитор Елена Демидова. — Лирическая тема показывает нежную сущность царевен, а трагические эпизоды — это внешние силы и неумолимый рок. Колокольный звон — важная часть русской культуры: это и благовест, и поминальный звон. Неистовая кульминация — это хаос, который приводит к падению всех устоев. Русский человек не знает меры, об этом еще писал Достоевский: начинается праздник, веселье, но в какой-то момент все это переходит в гротеск, где никто никого не слушает — в пьяный бунт".

Украшением VIII сезона стал приезд в Новосибирск пианиста Николая Луганского с сольным речиталем. Программа раскрыла разные грани музыкально-художественного мастерства пианиста: поздние Сонаты Бетховена (№ 30 и 32), "Образы" Дебюсси, избранные этюды-картины Рахманинова. Пианизм Луганского и его благородный сценический облик — сами по себе произведение искусства: его безграничная виртуозность не бросается в глаза, но полностью поставлена на службу главной задаче артиста — передаче красоты и глубины художественной идеи произведения. Именно так было и в этюдах-картинах Рахманинова: яркие драматические образы выстроились музыкальным вернисажем русской жизни. На следующий день новосибирскую публику ожидал Второй концерт Брамса в исполнении Николая Луганского и открытые мастер-классы "Просто общайся со звездой" в ДК "Энергия".

"Рахманинов более объективен в передаче образов, чем, например, Шопен или даже Чайковский, — сказал пианист Николай Луганский. — Он рисует образы России, природу, быт: типы существования в деревне и в городе, как живет бедный крестьянин и среднего достатка горожанин, контрасты смены времен года — все это сильно отличается от Европы, и все его Этюды-картины — это некий охват русской жизни и личный взгляд композитора на нее. Это сильно отличается от, скажем, прелюдий или этюдов Шопена, в которых мы слышим его клокочущий внутренний мир.

На концерте-закрытии VIII Транссибирского арт-фестиваля в Москве в исполнении Вадима Репина с артистическим блеском прозвучал скрипичный концерт Бруха в сопровождении Молодежного симфонического оркестра. За дирижерским пультом был легендарный дирижер Шарль Дютуа, а в программе также прозвучали "Адажио для струнного оркестра" Барбера и партитура балета Стравинского "Жар-птица".




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *