Социологи выяснили, во что и кому граждане России по-настоящему верят

Еще как минимум месяц каждый из нас просто обречен на внимание, сочувствие и горячую любовь со стороны политических деятелей самого разного толка. Их речи звучат буквально из любого «утюга», они днем и ночью «чутко реагируют на запросы общества». Это нормально, это обычно, это быстро проходит.

Социологи выяснили, во что и кому граждане России по-настоящему верят

Практически сразу после подсчета результатов голосования "утюги" замолчат. Останется общество как оно есть — с его "запросами" и "ответами на вызовы". Не "электорат" или "население", а живые люди, у которых есть свои мысли, радости и печали, есть проблемы — и мнение о том, как их можно решить.

Каковы на самом деле эти установки, ценности и массовые ориентиры, насколько сильно их изменила "новая реальность" пандемии, в своих исследованиях 2020 и 2021 гг. выясняли ученые Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН. К предвыборному ажиотажу общероссийские опросы ФНИСЦ отношения не имели — сугубо научный "замер температуры" с интервалом в полгода.

Тревожно что-то

Люди у нас небогатые, пандемия росту благосостояния тоже не способствовала. У 45% есть различные долги, а сбережения — лишь у четверти (26%). Как всегда, очень велика разница между богатыми и бедными. Среди россиян с высокими доходами накопления есть у каждого третьего, с небольшими — у одного из десяти. Только каждый пятый в России (20%) считает, что материально он обеспечен "хорошо", еще год назад таких было 28%. При этом каждый второй респондент (49%) опасается потерять работу и с ней основной источник дохода. Считают себя защищенными от такого риска только 9%. Примерно треть (34%, год назад -38%) не удовлетворены своими возможностями получить качественную медпомощь. Ситуация стала чуть лучше, но даже сейчас доступностью хорошей медицины среди людей от 25 до 45 лет недоволен почти каждый третий, среди пожилых — 40%. 35% респондентов не могут нормально отдохнуть во время отпуска. При этом люди в три-четыре раза чаще дают позитивные, а не отрицательные оценки своей возможности питаться и одеваться, статусу в обществе, жилищным условиям.

На вопрос "как жизнь?" наш человек обычно отвечает "нормально". Доволен ею примерно один из четверых. Многие не жалуются ни на что по простой причине: "А кому легко? Все так живут". Как показали опросы, пандемию в России не считают полной катастрофой, в панику общество не впадало и не собирается. Но тревога ощутима. 44% граждан сейчас достаточно спокойны и уравновешенны, 28% — беспокоятся. В безразличие и апатию впали 12%. Если людей спрашивают не о них лично, а о ближнем окружении, про общее чувство тревоги они говорят чаще (31%), еще 13% упоминают о "раздраженности" вокруг. В масштабах России рост напряжения в обществе отметили 49% граждан, в своем регионе — 40%, на муниципальном уровне — 36%.

Как все или по-своему?

Изменилось ли что-то в нашем мировоззрении за время пандемии? И да и нет. Система ценностей — вещь устойчивая, ее так просто не раскачать. Но некоторые сдвиги есть. Так, опросы зафиксировали, что за последний год люди стали намного больше ценить личную свободу — как возможность самостоятельно распоряжаться своей жизнью, не быть под полным "социальным мониторингом". Почти две трети (64%) уверены: свобода — то, без чего жизнь человека теряет смысл. Лишь 36% на первое место ставят материальное благополучие. При этом свободу 65% граждан трактуют как "возможность быть самому себе хозяином", и только 35% — как реализацию политических прав. Это чисто российский подход, он за десятилетия практически не менялся.

Люди хотят, чтоб нос Ивана Кузьмича и губы Никанора Иваныча вместе боролись за все хорошее против всего плохого

За прошедший год выросло число сторонников "инициативности", предприимчивости, поиска чего-то нового в работе и в жизни (на 5% — до 60%, это пиковая цифра за 20 лет). Традиционалистов, которые за "уважение сложившихся традиций", стало меньше — с 44% до 39%. Две трети (65%) считают, что для человека главное — его личные, а не общественные интересы. Ограничить себя ради блага страны и общества готовы только 35%. При этом парадокс: в обществе примерно поровну тех, кто считает человека "кузнецом своего счастья", и уверенных, что все решает "судьба", внешние факторы.

Коронавирус вылил ушат холодной воды на предприимчивых людей, готовых самостоятельно, без помощи государства, обеспечивать себя и свою семью. Было понятно, что без поддержки не обойтись. Но уже в марте 2021 г. процент тех, кто ориентируется исключительно на свои силы, вышел на очень высокий уровень — 49% (выше он был только в 2017 г. на выходе из кризиса). Однозначно рассчитывают только на себя 68% молодежи и 57% людей от 46 до 55 лет.

Правда, это не означает, что наши сограждане стремятся выделиться из толпы и найти собственный путь. Если 20 или даже 10 лет назад конформистов и нонконформистов в России были примерно поровну, то сейчас большинство (58%) хочет "жить как все" и "не высовываться". Оригинальными и непохожими на других готовы быть в основном молодые люди (66%), но с возрастом бунтарство проходит. Среди старшего поколения (65+) уже 77% уверены: надо "жить как все".

Что для россиян действительно важно — это "чистая совесть", а не "успех любой ценой". Выросло (с 55% до 59%) число людей, которые лучше уж не достигнут карьерных высот и богатства, зато не перешагнут через моральные нормы. Пренебречь ими, "драться" за свое место в современном жестоком мире готов 41% (в прошлом году — 43%). "Был бы доход, а откуда — неважно" — мнение только 29% (в 2020 г. — 37%). Важная деталь: желание "драться" за место под солнцем высказывают прежде всего люди малообеспеченные и отчаявшиеся. Других возможностей подняться над бедностью у них, по всей видимости, нет.

За прошедший год выросло число сторонников "инициативности", предприимчивости, поиска чего-то нового в работе и в жизни

В целом же самые главные жизненные цели, о которых россияне говорили в ходе опросов, достаточно четкие и практически неизменные. Люди хотят честно прожить свою жизнь (69% сказали, что уже этого добились, 26% — что им это по силам), иметь свою отдельную квартиру или дом (68% и 23%), создать счастливую семью (66% и 23%), иметь надежных друзей (76% и 22%), воспитать хороших детей (59% и 32%), иметь интересную работу (44% и 34%), жить не хуже других (44% и 35%). Крайне мало россиян (2-5%) мечтали бы стать богатыми людьми, иметь собственный бизнес и доступ к власти, стать знаменитыми и влиятельными. Больше половины об этом изначально даже не задумывались.

На земле и в верхах

Под лежачий камень вода не течет, а сказочный герой Емеля со своей печью и щучьим велением мало кого вдохновляет. Люди пытаются как-то поправить свое положение, прежде всего материальное — одни с успехом, другие нет. Как показывают опросы, в основном эти усилия сводятся к поиску дополнительных заработков — сверхурочно, по совместительству или разово, к самообеспечению продуктами питания и просьбам одолжить денег. Все остальное — гораздо реже. В самый разгар кризиса люди искали приработок активнее, но сейчас все вернулось на круги своя. Выросло и число тех, кто получает "пассивный" доход (расходует проценты от сбережений, сдает жилье в аренду, распродает накопленное — если оно есть). А чуть больше трети населения (37%) ничего для улучшения свой жизни не делает. По разным причинам. Одним и не надо — все и так хорошо. Больше половины (59%) "пассива" возможности такой не имеют. Сидят сиднем, потому что не вырваться. Не хватает ресурсов, здоровья, образования, связей…

И сколько бы ни говорилось сейчас о том, что надо совершенствовать профессиональные навыки, осваивать цифровые технологии и т.д. и т.п., реальность гнет свое. За три последних года только 37% наших сограждан хоть как-то росли профессионально. Почти половина взрослого населения страны не видит в этом необходимости, 7% не имеют средств, 11% — времени.

Говоря о причинах, по которым у них что-то не удалось, люди в массе своей не связывают это с общей ситуацией в обществе. 14% думают, что сами недостаточно старались, 12% — "просто не повезло". А 29% на данный момент достигли всего, к чему стремились. Но любые цифры познаются в сравнении. С 2012 по 2021 год практически в полтора раза (с 19% до 31%) выросло число людей, которые неудачи связывают с ситуацией в стране. "В нынешней России реализоваться нельзя", — говорят они. И вдвое упало количество тех, кто обвиняет в недостатке стараний только себя. Если это не пресловутый "стеклянный потолок", то что?

Казалось бы, люди должны тогда активнее участвовать в общественной и политической жизни, обращаться к руководителям, включаться в какие-то группы активистов — "так жить нельзя, надо что-то менять!" Именно к этому, кстати, сейчас их и призывают с предвыборной горячностью и напором из тех самых "утюгов". Но нет. Все несколько сложнее. Дело в том, что подавляющее большинство россиян уверено: на политику они повлиять не в силах. Ни на действия государства в целом (так считают 89%), ни в регионе (84%), ни даже на муниципальном уровне, "на земле" (78%). О том, что такие возможности существуют "скорее да" и "безусловно да", сказал лишь примерно каждый десятый — о всем государстве и каждый пятый — про свой город или село.

Половина опрошенных думает, что сегодня у граждан страны нет никаких способов воздействия на власть. Особенно уязвимыми в этом отношении себя ощущают россияне с низким достатком, жители небольших городов и поселков — "маленькие люди", если цитировать классика позапрошлого века. По 16% считают, что эффекта можно добиться, напрямую обратившись в органы власти или в суд. 15% надеются на участие в выборах и референдумах — вдруг хоть что-то изменится. 12% готовы, если припечет, докрикиваться до СМИ, 11% — скорее используют личные связи. Лишь каждый десятый пойдет на митинг или начнет забастовку. 4% попытаются "договориться" с чиновниками давно известными способами. Лишь по 3% рассчитывают на помощь политических партий или профсоюзов.

Социологи выяснили, во что и кому граждане России по-настоящему верят

Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Екатерина Добрынина

Политическая кухня

Мы открыты! Мы вас слышим! Властные персоны повторяют это постоянно. Как показывают опросы, граждане им не очень верят. Россияне полагают, что власть считается прежде всего с мнением ближайшего окружения, политической и бизнес-элиты (35-39%), но никак не общества и рядовых граждан (14%) или даже ученых и экспертов (15%). С точки зрения респондентов, усилия оппозиции тоже пропадают практически впустую — только 3-4% думают, что власть своих противников замечает и к ним прислушивается. Чуть больше шансов у международного сообщества (его назвали 7%) — но это тоже из серии "да пишите хоть в ООН".

Есть единственный канал связи между гражданами и властью, который люди считают важным и, главное, эффективным. Угадайте с трех раз, какой. Долго гадать не придется. Это президент России Владимир Путин. И речь не только о слезных обращениях к нему на прямых линиях или иным способом. Гораздо серьезнее то, что его мнение по значимым вопросам служит ориентиром для 23% граждан страны. Слова президента — один из трех важнейших источников информации, которые люди используют, принимая решения и формируя свою позицию. А в наибольшей степени они, как и всегда, ориентируются на мнения родственников, близких, коллег (28%) или находят осведомленные источники для конкретных случаев (24%). Именитые ученые и эксперты набрали 17% авторитета, официальные лица и представители госструктур — 10%, информация в СМИ — 8%, оппозиция — 6%, деятели культуры, певцы и актеры — 4%, общественники и профсоюзные лидеры — 4%, зарубежные источники — 4%. Больше четверти (27%) россиян живут своим умом и опираются только на собственное понимание вопроса. Еще раз сравним с авторитетом президента — он в безусловных лидерах.

Какой открытости и доступности люди ждут от органов власти, что вкладывают в эти понятия? Для большинства (58%) россиян это возможность получить информацию о деятельности чиновников. Для 51% — возможность личного общения с ними. Треть считает важной способность руководителей "выйти к людям", дискутировать с представителями оппозиции и гражданского общества. 32% хотят знать все о биографии представителей власти, их доходах и недвижимости. 29% хотели бы иметь возможность хотя бы зайти в здания, где органы власти работают. Еще для 14% важно, чтобы и располагались они поближе, не за тридевять земель.

Если граждан не интересует политика — это не значит, что они равнодушны к судьбе своей страны

В целом же опросы показывают, что интерес людей к политике неуклонно снижается. С 2003 г. доля тех, кто за ней внимательно следит, сократилась почти вдвое — с 33% до 18%. Правда, "пассивный" интерес все-таки присутствует: россияне периодически обсуждают политические темы, что называется, "на кухнях и в курилках". Таких респондентов достаточно много — 45%.

Наибольшее безразличие проявляют малообеспеченные люди, которые заняты только тем, как вообще выжить (46% таких ответов в группе), жители малой городской провинции, которые оторваны и от больших городов, и от сельских общин (45% в ПГТ). А еще — молодежь от 26 до 35 лет, которая все внимание сосредоточила на карьере и семье (44%). Политика интереснее всех пожилым людям (32% в группе старше 65 лет), мужчинам, жителям крупных городов и столиц регионов (24%). А сельская местность — это в России традиционно "территория без политики". Здесь достигает максимума так называемый "уровень неучастия" в любой политической деятельности — 52% при средних по России 46%.

За все хорошее

Что для среднего россиянина означает участвовать в общественно-политической жизни? Сходить на выборы или иное голосование — раз. Обсудить "политику" с друзьями и коллегами — два. Третьего, считай, не дано. Первые два пункта отметили в ходе опроса соответственно 40% и 23%. Все прочее — участие в выборах как наблюдателя, общение с единомышленниками в интернете, волонтерство, публичные слушания, митинги, различные акции, религиозные, молодежные и студенческие объединения, правозащитная деятельность, работа в органах местного самоуправления — этим занимаются от 1 до 6% россиян. Бывает участие "деятельное", бывает "парадное" (голосования, споры, возможность ощутить свою причастность без особых трудов) или "фокусированное" (для решения конкретной проблемы). Но в целом все это тонет в болоте политической пассивности и равнодушия. Нерадостно, но факт.

Что вы будете делать, если станет совсем плохо? Как показывают опросы, большинство не имеют четкого "плана Б". 43% готовы "сделать что-то, но не знаю что", 15% будут "терпеть дальше". 27% бросятся искать дополнительные источники заработка. И только потом с большим отрывом в дело вступает политика. 11% граждан, возможно, примут участие в митингах или демонстрациях. По 5% теоретически могут эмигрировать, переехать в другой регион, отстаивать свои интересы через профсоюзы. Только 3% выбрали вариант "вступить в какую-либо политическую партию" или "взяться за оружие для отстаивания своих интересов".

А голосовать-то за кого граждане пойдут? По данным опросов, политические конструкции в сознании избирателей возводятся в стиле "эклектика", четкого деления на "идеологические платформы" у людей нет. Нередко один человек может симпатизировать сразу двум или трем идейным направлениям, партиям или их лидерам. Так, чтобы нос Ивана Кузьмича и губы Никанора Иваныча вместе боролись за все хорошее против всего плохого. За твердую руку и за демократию. За собственный путь страны и открытые границы. За рыночные свободы и за госрегулирование одновременно. Если партия предлагает своим избирателям достаточно разнообразный "коктейль" из того, что им близко, ее кандидаты имеют неплохие шансы. Тем более что весной 2021 года, за 5 месяцев до дня голосования, 44% граждан признались, что пока не решили — какую партию поддержать и идти ли на выборы вообще. Решат, по всей видимости, "сердцем" и в последний момент.

Справка "РГ"

Массовые опросы населения РФ осуществлены ФНИСЦ РАН при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект N 20-18-00505) в сентябре 2020 г. и в марте 2021 г. по репрезентативной общероссийской районированной квотной выборке (2000 респондентов старше 18 лет в 112 поселениях 22 субъектов РФ) методом очных персональных интервью с соблюдением санэпидемиологических требований.

Комментарий

Итоги опросов комментирует научный руководитель ФНИСЦ РАН, академик РАН Михаил Горшков

— Михаил Константинович, понятно, что большинство граждан сейчас живет "от зарплаты до зарплаты". Но неужели они не задумываются и о будущем? Есть ли сейчас хоть какие-то национальные идеи, которые могли бы нас сплотить и объединить?

Михаил Горшков: Если люди говорят, что не интересуются политикой, — это вовсе не значит, что они равнодушны к судьбе своей страны. Почти две трети опрошенных сказали, что постоянно думают о будущем, еще четверть граждан такие мысли посещают время от времени, каждого двадцатого — изредка. В будущее люди смотрят со смешанными чувствами. Но надежду и уверенность испытывают почти 60% граждан, беспокойство — вдвое меньше. Отчаяние и страх ощущают 7-10 процентов.

Россию будущего люди хотят видеть прежде всего государством, где царит социальная справедливость, где нет коррупции и все равны перед законом. Это и есть главная "русская идея" — и уже не первый век. Сейчас на первый план для людей выдвинулась проблема смягчения социальных неравенств. Крайне необходима забота государства о доступности и качестве здравоохранения, образования. Важен гражданам и классический набор демократических прав и свобод, обеспечение прав личности. Существенный момент — сохранение национальных традиций и ценностей. Люди хотят, чтобы государственная власть в стране была сильной и справедливой, а сама Россия стала "объединительницей народов", великой державой. А вот западные модели непопулярны, особенно на фоне режима санкций, торговых войн и международной напряженности последних лет, предвзятого отношения к России во всем, от вакцин до Олимпиады. Идею демократии наши граждане не отвергают, но западный образец не приемлют.

— А мы ждем перемен или их боимся?

Михаил Горшков: В последние 5-6 лет в обществе становится сильнее запрос на перемены. Почти половина граждан говорит, что нужны радикальные реформы, более трети — выступают за смену власти. Это реакция на пережитые трудности, на сложную внешнеполитическую обстановку, на стагнацию в ряде сфер. Но при этом люди боятся, что перемены станут "шоковыми" и все, как в 90-е годы, "пойдет под откос". Поэтому число сторонников резких сдвигов за прошедший год заметно уменьшилось: с 54% до 49%. Очень многие россияне полагают, что лучше "потерпеть", чем "раскачивать лодку". И надо в сегодняшней сложной ситуации, перед лицом внешних угроз поддерживать стабильность и внутреннее единство страны.

Больше половины опрошенных считают, что Россия сегодня идет правильным путем, а не в тупик. Нынешняя власть при всех ее недостатках в целом справляется с задачами развития страны, ей удалось не допустить глобального кризиса в период пандемии. Запрос общества на перемены пусть частично, но удовлетворяется. Этим во многом объясняется высокий, а главное — стабильный уровень доверия президенту России, а в последнее время — и достаточно позитивное восприятие деятельности премьер-министра Михаила Мишустина. Но всем остальным властным персонам надо четко понимать: для них кредит доверия — совершенно другой. Нужно приложить все усилия, чтобы его сначала получить, а затем — оправдать.

Социологи выяснили, во что и кому граждане России по-настоящему верят

Фото: Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Екатерина Добрынина




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *