Сергей Катырин рассказал о региональных особенностях жизни бизнеса

Малому и среднему бизнесу еще предстоит реализовать свой потенциал Самочувствие российского малого и среднего бизнеса во время пандемии, перспективы его развития — это одна из важных тем для обсуждения на Восточном экономическом форуме.

Сергей Катырин рассказал о региональных особенностях жизни бизнеса

О том, с чем пришлось столкнуться предпринимателям за прошедший год, насколько оказалась эффективной государственная поддержка отрасли, каковы региональные особенности жизни МСБ, — об "РГ" рассказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Сергей Николаевич, каково значение МСБ для экономики страны, в какой степени он реализует свой потенциал? И что показывает зарубежная практика?

Сергей Катырин: Значительное число активных малых и средних предприятий — признак развитой экономики. МСП обеспечивает значительный вклад в ВВП и налоговые доходы государства, создает рабочие места и способствует внедрению инноваций, росту производительности труда.

В развитых странах в этой сфере занято в среднем более 60 процентов трудоспособного населения, отрасль создает около 80 процентов новых рабочих мест. Доля населения, работающего в сегменте МСП, в Японии достигает 80 процентов, в странах ЕС и Канаде — 75, в США — 65 процентов. В российском сегменте МСП заняты около 5,6 миллиона человек. В большинстве своем предприниматели живут сегодняшним днем, не имеют финансовой подушки безопасности и не могут планировать развитие на долгосрочную перспективу. Коронакризис обострил основные проблемы. И сейчас идет сокращение и количества субъектов МСП, и численности занятых.

По нашему мнению, российский МСБ недостаточно реализует свой потенциал. Он мог быть более развитым, если бы удалось выстроить эффективную систему поддержки. Важный фактор — доступ к "длинным дешевым деньгам", о нехватке которых бизнес всегда говорит. При наличии такого ресурса можно было сделать акцент на модернизации, развитии производства, внедрении инноваций. Но пока все усилия малого бизнеса направлены на выживание.

Российский малый бизнес уже много лет подряд кричит об острой нехватке "длинных и дешевых денег". Но их как не было, так и нет

Какие меры господдержки вы считаете наиболее эффективными и актуальными? Как они помогли предпринимателям в пандемию?

Сергей Катырин: Позиция ТПП России известна: поддержка малого и среднего бизнеса в период пандемии не должна носить дискриминационный характер, быть доступна только для определенного круга предприятий (системообразующих или из перечня пострадавших отраслей).

Когда государство стало помогать пострадавшим отраслям, основываясь на кодах ОКВЭД, более половины пострадавших субъектов оказались "за бортом" — не смогли претендовать на поддержку. Считаю, что необходимо было применить единый четкий и прозрачный критерий, например, падение уровня доходов по основному направлению деятельности более чем на 50 процентов по сравнению с предыдущим периодом деятельности. Впоследствии, конечно, антикризисные меры были расширены на большее количество предпринимателей. Многие стали отмечать, что предоставленные льготные кредиты помогли определенное время продержаться и сохранить персонал.

Сейчас правительство приняло решение о предоставлении МСП и НКО грантов на выплату заработной платы сотрудникам. Это крайне долгожданная и востребованная мера поддержки. Также очень важно сейчас поддержать производственный малый и средний бизнес. Это можно сделать с помощью прямых субсидий и грантов предприятиям на технологическое перевооружение, повышение производительности и конкурентоспособности.

Кроме того, из-за падения потребительского спроса нужны меры поддержки сбыта продукции и услуг, произведенных в секторе МСП, и одним из направлений поддержки является система закупок.

Кстати, о системе закупок: надо ли было увеличивать для МСП квоту в госзакупках? И что важнее: дать предпринимателю рыбу или удочку?

Сергей Катырин: Конечно, удочку. Первого июля Владимир Путин подписал закон об увеличении доли госзакупок у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций (СМП и СОНКО) с 15 до 25 процентов с 1 января 2022 года. Конечно, необходимо дальше расширять участие МСП в государственных и корпоративных закупках. Крупнейшие заказчики подтверждают, что установленная на сегодня минимальная доля закупок у МСП для госкомпаний в 20 процентов в целом выполняется и даже перевыполняется.

Прошлый год показал, что за счет закупок ряд отраслей пошли в рост, например, производство компьютерного оборудования, IT-услуги, металлообработка, производство средств защиты и лекарственных средств. По данным Корпорации МСП, за 2020 год номенклатура закупок у субъектов малого и среднего бизнеса расширилась по сравнению с 2019 годом на 11 процентов. Это подтверждает рост интереса предпринимателей к госзаказу. Несмотря на сложное законодательство, регулирующее контрактную систему, рынок закупок остается востребованным и перспективным для любого бизнеса.

Предприниматели Дальнего Востока давно сетуют на недостаточный внутренний спрос

Государству необходимо и дальше двигаться в направлении расширения доступа субъектов МСП к государственным и корпоративным закупкам. Не только увеличивать минимальную долю, но и развивать инфраструктуру закупок: расширять каталог товаров, работ и услуг, ввести единые требования к предмету закупки, то есть стимулировать интерес предпринимателей к госзаказу.

Как, на ваш взгляд, в современных условиях чувствует себя МСБ Дальнего Востока? Какова количественная и качественная динамика в этом сегменте: рост, снижение?

Сергей Катырин: Самочувствие МСБ на Дальнем Востоке трудно назвать отличным. Доля малого и среднего бизнеса в валовом региональном продукте составляет всего 21 процент. К сожалению, это значительно ниже, чем у соседей в Китае. В ДФО небольшая доля населения вовлечена в предпринимательство: насчитывается около 115 тысяч предприятий и 180,5 тысячи индивидуальных предпринимателей. Причем динамика этих показателей за последние годы в целом по ДФО отрицательная.

С одной стороны, Дальний Восток — это мощная ресурсная кладовая страны, здесь сосредоточено около 40 процентов природных ресурсов РФ. У региона большой туристический потенциал, имеются перспективы по развитию IT-индустрии, прежде всего на базе ДВО РАН и ДВФУ. Но с другой стороны, ДФО отдален от центральной части страны, существуют проблемы с коммуникацией, следовательно, и с конкурентоспособностью местных товаров. На Дальнем Востоке проживает немногим более 8 миллионов человек, то есть внутренний потребительский рынок ограничен. К тому же нужно учитывать структуру ВРП региона. В нем около 25 процентов приходится на логистику, около 20 процентов — на торговлю. Производство и сельское хозяйство не являются локомотивом экономики региона.

Иными словами, МСБ ДФО вынуждено приспосабливаться к экономическим реалиям, а еще учитывать близость Азиатско-Тихоокеанского региона. Росстат проводит ежемесячные опросы бизнеса, чтобы определить факторы, в наибольшей степени тормозящие деловую активность. В последние месяцы предприниматели на Дальнем Востоке отметили такие проблемы, как недостаточный внутренний спрос, высокую налоговую нагрузку, неопределенность экономической ситуации, недостаток финансовых ресурсов, в том числе долгосрочных для развития новых направлений своей деятельности.

ДФО граничит с КНР. Какие меры по поддержке бизнеса, действующие в Китае, разумно взять властям региона на заметку?

Сергей Катырин: У наших китайских коллег богатый опыт, но и нам есть чем поделиться. Восточный экономический форум как раз ставит задачу привлечения инвестиций в нашу страну, получения обратной связи от бизнеса. А вообще стратегия поддержки МСП в Китае во многом схожа с мерами поддержки в России, но есть ряд моментов, на которые хотелось бы обратить внимание. Важные меры — снижение налоговой нагрузки на малый и средний бизнес, упрощение бюрократических процедур, пролонгация сроков погашения кредитов, предоставление отсрочки по выплатам процентов, снижение процентных ставок по действующим кредитам для малых и микроорганизаций, выдача новых ссуд предприятиям, которые имеют перспективы развития. Некоторым отраслям, в основном связанным с производством медицинских товаров и оборудования, оказывается дополнительная поддержка, в частности происходит ускоренный возврат НДС, снижаются транспортные тарифы.

Бизнес является одним из основных занятий в условиях рыночной экономики, источником экономического и социального развития общества. Охватывает производственную, коммерческую, консультационную, банковскую и другие сферы деятельности.

По численности работников, объёму производства продукции, условиям деятельности выделяют малый, средний и крупный бизнес. Самый массовый вид бизнеса — малый бизнес: как правило, это небольшое предприятие, которое выпускает однородную продукцию и занимает небольшой удельный вес на рынке. В некоторых странах существует система государственной поддержки такого бизнеса, так как он, самоорганизуясь, устраивает ежедневные мелкие нужды людей, одновременно обеспечивая широкую занятость.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *