Семье трагически ушедшего директора школы помогли погасить ипотеку

Трагедия ушедшего из жизни директора златоустовской школы N 1 Вячеслава Бородина, не сумевшего отбиться от наветов и отстоять свое честное имя, взволновала наших читателей («РГ» от 18.03.2021, материал «Живые и мертвые души». Виктория и Вячеслав воспитывали четырех детей. Как большинство многодетных семей, жили не в роскоши и даже отпуск у моря могли себе позволить не каждый год. Однако после рождения двойняшек решили взять в ипотеку трехкомнатную квартиру. Остаток долга по ней в миллион рублей и предложили собрать люди.

Однако в конце прошлой недели появилась информация о том, что помощь уже пришла и долг оставшейся без кормильца семьи погашен. Эту информацию корреспонденту "РГ" подтвердила супруга Вячеслава Виктория.

— Нам действительно помогли, перечислили всю сумму недостающих для погашения долга средств, — пояснила Виктория Бородина. — Это сделал златоустовский предприниматель. Это друг моего мужа, друг семьи. Так что сбор средств не нужен. Для нас гораздо важнее сохранить добрую память о Вячеславе.

Добрая память о директоре останется не только в Златоусте. Своим трагическим уходом он поднял проблему, о которой вдруг заговорили "от Москвы и до окраин", а ведь раньше как будто бы и не замечали. Люди сообщают о том, что недофинансирование школ и детских садов, особенно в небольших городах (а чего уж говорить о сельской местности? — Ред.), распространено повсеместно. И директора оказываются заложниками ситуации: их вынуждают выбирать — или разруха, или нелегальные схемы привлечения финансирования. "Вероятно, Вячеслав, выросший в этой системе, даже в полной мере не осознавал, что, действуя в интересах детей, делает что-то неправильно", — считают люди.

— Может, пора прекратить искать коррупционеров среди руководителей школ и детских садов? Скольким уже, в том числе и нашим местным, здоровья потрепали! — пишет из Оренбуржья жительница города Кувандык Ольга. — Безумно жаль человека и его семью! Может быть, его жертва остановит практику поиска виноватых в общих "пробелах" в сфере образования?

— Инициатива наказуема. Поэтому так и живем. Посадить под окном куст сирени нельзя, мост через реку — самоуправство, дорогу через болото проложить — преступление, — вспомнили историю злоключений егеря, оштрафованного на 2,5 миллиона рублей за восстановление дороги к охотхозяйству ("РГ" рассказала о ней в материале "Ихтиандр увяз в болоте" от 22.11.2017), челябинцы.

Историй, когда директоров образовательных учреждений обвиняли во всех тяжких из-за нецелевого использования средств, на которое они были вынуждены пойти, чтобы "подлатать дыры" и просто продолжить работать, очень много. "По бумагам все сходится, а начни коллектив спрашивать — несколько "мертвых душ" обязательно найдется, — пишет жительница Троицка в Челябинской области. — Хоть бы раз все учреждения скопом проверили! Это была бы "картина маслом"… Так ведь работают только по сигналам!"

— Я очень хорошо понимаю директора златоустовской школы — то же самое пережила в феврале прошлого года, — сообщила бывший директор детсада Наталья Прохорова (фамилия изменена. — Ред.). — За премию в 10 тысяч рублей, которую я выписала по совету начальника управления образования на ремонт отопления, меня сутки продержали в изоляторе и еще полгода — под домашним арестом. Мою внучку, которая живет со мной, чуть не забрали в детский дом. Я тоже написала предсмертное письмо и была на грани… Но меня удержала внучка, ведь только для нее и живу.

Семье трагически ушедшего директора школы помогли погасить ипотеку

Публикация в "Российской газете" от 18 марта 2021 года "Живые и мертвые души" мало кого оставила равнодушным.

— Сама работала в школе. Постоянные проверки. Составляют акты с замечаниями. А денег на устранение из бюджета не дают, — пишет еще одна читательница. — Взять хотя бы питьевой режим для детей. Должен быть кулер, вода бутилированная, одноразовые стаканчики в каждом классе. Денег на это, естественно, нет. Зато когда приходят с проверкой, в первую очередь проверяют накладные и счета на воду. Обжаловать штрафы невозможно. В суде говорят — есть нарушение, чего вы хотите?

— Не стоит всех собак вешать и на полицию, — спорят другие. — У нее показатели раскрываемости, отчеты, премии по итогам работы, как в любом другом учреждении, включая те же школы. Есть негласное правило, что если ущерб небольшой и полностью возмещен, то директору школы или учреждения культуры дают уйти без скандала — по собственному желанию. Многие ломаются уже на первых допросах и выбирают именно этот путь.

Небольшие школы годами живут в условиях недофинансирования 

Вячеслав Бородин был не таким. Он не сдался. Не хотел, чтобы в городе трепали его честное имя, не хотел, чтобы какая-то тень легла на его семью и детей. Да, он был человеком системы и понимал, что в одиночку ее не победит. Однако и молчаливой жертвой быть не хотел. Именно таким его, наверное, и запомнят в Златоусте.

Комментарий

Евгений Ямбург, директор школы N 109, заслуженный учитель России:

"Ко мне поступает информация из разных регионов. К сожалению, история из Златоуста — не единичная. Просматривается очень плохая тенденция, когда директор школы ставится просто в невыносимые условия. И речь не идет про столицу или другие крупные города с их огромными ресурсами: я говорю про небольшие школы, которые годами живут в условиях недофинансирования.

Приведу пример, но не буду называть регион, чтобы не подвести человека. Сельская школа. Муж — директор, жена — его заместитель. Чтобы сделать ремонт, они выращивали и продавали со своего огорода малину, смородину. Школьники сдавали пустые бутылки. И так всем миром собрали деньги, подлатали и покрасили школьные стены. А перед 1 сентября пришла проверка и стала искать нарушения: действительно ли все готово к учебному году. Понимаете, какой цинизм?

В тренде — борьба с коррупцией. Но почему-то с настоящей коррупцией воевать на местах не спешат, это опасно. А вот оттягиваться на директорах школ — пожалуйста. Тем более что статьи в разных кодексах и других нормативных актах написаны очень расплывчато, трактовать их можно по-разному. Сделать директора виноватым — очень легко.

Я знал одного блестящего директора школы, из династии учителей. Знал его семью. Несколько лет назад его обвинили в коррупции, вывели в наручниках из школы (а она была прекрасная, он ее поднял). Посадили в СИЗО. Но он и там продолжал учить: читал лекции сокамерникам, делал с ними зарядку. Потом простудился и умер, в том же СИЗО…

Я знаю другого директора школы: в ней выращивают грибы и много чего еще на продажу. Потом на эти деньги покупают новое оборудование, подключают интернет, возят детей на экскурсии в Москву и Санкт-Петербург. Есть люди, которые умеют все это делать. Но все они ходят по лезвию бритвы. Невероятно рискуют в нашем наполненном минами правовом поле.

Я называю этот феномен "управление виноватыми", потому что директор школы — это "человек на крючке". Он становится очень управляемым и должен выполнять любые, даже самые абсурдные распоряжения. Это никуда не годится, об этом нужно больше писать и говорить. С этим пора кончать".

Подготовила Ксения Колесникова




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *