Ректор РАНХиГС назвал пять сценариев восстановления экономики

Восстановительный рост экономики России будет зависеть от целого ряда медицинских факторов, среди которых темпы вакцинации и приобретения коллективного иммунитета. Об этом сказал ректор РАНХиГС Владимир Мау в ходе XXII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, которую проводит НИУ ВШЭ. По его мнению, существуют пять возможных сценариев восстановления экономики, связанных с глобальными трендами и их влиянием на Россию.

Ректор РАНХиГС назвал пять сценариев восстановления экономики

Сценарий первый: возвращение к докризисному уровню и новая нормальность. "Такой сценарий предполагает завершение восстановительного роста, достижение докризисного уровня и продолжение ситуации десятых годов в логике, которую иногда определяют как secular stagnation ("долгосрочная стагнация"), — объяснил Владимир Мау. — Дискуссии о "долгосрочной стагнации" ведутся на протяжении последних двенадцати лет и связаны с наследием структурного кризиса 2008-2009 годов: она подразумевает сочетание очень низкой инфляции, невысоких темпы роста, низких (и даже отрицательных) процентных ставок, высокой долговой нагрузки бюджетов развитых стран".

Сценарий второй: экономический рост с последующим циклическим кризисом. Второй сценарий предполагает начало экономического роста, сопровождаемого ужесточением бюджетной и денежно-кредитной политики, считает ректор РАНХиГС. Затем последует циклический кризис, которого экономисты ждали в 2019 году, однако вместо него пришла пандемия, ставшая внешним шоком для экономики. По мнению Владимира Мау, восстановление, начало роста и денежно-бюджетной консолидации — это вполне реалистичный сценарий, за которым могут последовать серьезные циклические проблемы в развитых странах, где в настоящий момент дискутируют о том, в какой мере можно в принципе продолжать сверхмягкую денежно-бюджетную политику.

Сценарий третий: экономический рост, поддерживаемый методами современной денежной теории. Этот вариант сам Владимир Мау назвал "экзотическим", но отметил, что и полностью исключить его нельзя. "Это попытка обеспечения роста методами современной денежной теории ("modern monetary theory"), — сказал ректор РАНХиГС. — Согласно этой теории, государственный долг можно наращивать и монетизировать практически бесконечно, если это происходит в национальной валюте. На первых порах это может привести к росту (как это бывает с экономическим популизмом), однако вечных двигателей не бывает".

Сценарий четвертый: стагфляция в логике 1970-х годов. Не исключен и такой сценарий, допустил Владимир Мау. Произойдет это в случае, если власти не пойдут на ужесточение денежной политики из-за опасений замедления роста. Злоупотребление денежными вливаниями может создать источник системной макроэкономической дезорганизации, добавил он.

Сценарий пятый: рост в условиях высокой инфляции. Его Владимир Мау тоже относит к экзотическим и маловероятным, но все же допускает возможность быстрого роста в условиях высокой инфляции. Подобный опыт был в Турции в 1990-х годах, напомнил ректор РАНХиГС.

Помимо макроэкономических аспектов есть ряд структурных, социально-экономических и институциональных трендов, на которые важно обратить внимание в посткризисной перспективе, считает Владимир Мау. По его мнению, это новая роль государства, а также проблема занятости и базового дохода, неравенство и его влияние на политические и экономические процессы, денежная политика и новые подходы к мандатам центральных банков, проблемы глобализации.

"Усиление роли государства ― важнейший тренд, — объяснил ректор РАНХиГС. — Сегодня все, включая Фрэнсиса Фукуяму, провозгласившего в 1989 году наступление эры либерализма и "конец истории", вернулись к идее "большого государства".

Однако важно понимать, что причины усиления роли государства радикально отличаются от ситуации на рубеже 19-20 веков, добавляет Мау. Тогда было понятно, какие отрасли передовые, где можно сосредоточить ресурсы, как осуществлять догоняющее развитие путем перекачки в них ресурсов через госбюджет. Сегодня роль государства связана с противоположной проблемой ― с высокой технологической и структурной неопределенностью, с низкой готовностью бизнеса к рискам и тем самым к инвестициям, уверен он.

"Государство должно компенсировать неопределенность, стать инвестором и страховщиком последней инстанции" заключил Владимир Мау.

Вместе с тем в нынешней ситуации государство должно наложить на себя определенные ограничения: инвестиции должны быть связаны прежде всего с социальной, транспортной и цифровой инфраструктурой — это секторы, которые обеспечивают повышение совокупной факторной производительности, полагает Владимир Мау. Кроме того, по его мнению не стоит ставить знак равенства между ростом инвестиционной активности государства и повышением налогового бремени: в современных условиях экономическая активность властей должна быть связана с заемными деньгами, а не с налоговыми.

"Государство может заниматься инвестиционной деятельностью, одновременно балансируя бюджет и совершая заимствования на рынке, — уверен ректор РАНХиГС. — Государственный долг должен использоваться не на текущее потребление, не на бюджетный разрыв, а на инвестиционные проекты, закладывая в бюджет выплату долга и процентов, причем не допуская бюджетный дефицит".




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *