Почему из «Удивительных приключений Юмы» не получилось сказки про нерпу

Документальное кино у нас стало добычей фестивалей, научно-популярное исчезло с глаз вообще. Времена, когда на Арбате тянулись очереди к фильмам «Лесная быль» или «Воспоминания о будущем», кажутся нереальными. Поэтому появление на киногоризонтах картины «Байкал. Удивительные приключения Юмы» казалось событием.

Почему из "Удивительных приключений Юмы" не получилось сказки про нерпу

На постерах красовалась белая пушистая мордашка, которой на нос сейчас сядет бабочка. В эфирах, в магазинах, в аэропортах на рекламных панелях крутились кадры с усатой симпатягой, кувыркающейся в прозрачных байкальских водах. Аннотации обещали "Путешествие отважной малышки-нерпы к Ушканьим островам" и "тайную историю жизни". 64-минутный фильм позиционировался как семейный, особенно интересный детям, и на него начала было ходить публика.

И быстро ходить перестала. Потому что оказалась в положении простака, которого надули. Никаких приключений малышки мы не увидели. Юма оказалась не белой и пушистой, как котенок, а темной и, как нерпа, гладкой. Вот она нежится в струях — а авторы голосом Чулпан Хаматовой рассказывают, что нерпа сейчас чувствует, что думает, чего боится и чему радуется. Вот вылезает на камни — а нам толкуют, как она потеряла маму и как ей страшно. То есть обычную съемку, какую мы много раз видели на каналах "Живая планета" и Animal planet, нам выдают за приключенческий сюжет, сопровождаемый почему-то балетной музыкой Чайковского. Причем Юма занимает очень малую часть картины, а в основном это снятые коптером виды Байкала — иногда захватывающие, иногда невыразительные — сопровождаемые доступными в интернете сведениями. Мишки в сосновом лесу, рогатые олени, стада местных пейзан. Танцы на пленере иркутского ансамбля "Ангара" и медальные лики артистов театра "Байкал". Древние бурятские легенды и творчество местных художников, религиозные обряды и шаманы — вычищенная до гламура этнография в полный рост. От всего веет благостностью советских лент о беззаботной жизни дальних краев бескрайней страны. Даже тревожное напоминание о нефти, которая просачивается в хрустальные воды великого озера, тут же гасится благой вестью: оказалось, что нефть только способствует развитию придонной жизни. Красивой водоросли спирогире вообще поют романтическую песнь любви, хотя ее массовое распространение в загрязненных водах Байкала давно вызывает тревогу ученых, назвавших состояние прибрежных зон катастрофическим.

"РГ" не раз писала об очередной угрозе прорыва отходов Целлюлозно-бумажного комбината. Массовая застройка берегов, 2,5 миллиона туристов в год и миллионы тонн нечистот усердно обогащают воды уникального по чистоте озера; от выброшенного пластика гибнет прибайкальская фауна. Еще советский фильм Сергея Герасимова "У озера" аж в 1970 году тревожился за судьбу природного уникума под натиском агрессивной индустриализации, но полвека спустя, судя по фильму Анастасии Поповой, все проблемы решены, и людям досталась сплошная нирвана.

Легкая тень набегает лишь однажды, когда по экрану скользит преступный силуэт браконьерской лодки: под суровым взглядом Рыбнадзора бандиты бросают свои сети, и в них запуталась любопытная Юма — это, собственно, и есть ее приключение, из которого героиню легко выручает съемочная группа, помогая уже сильно подросшей малышке освободиться. Всем ясно, что это постановка и много анимации, — но все-таки что перед нами, сказка или науч-поп?

Я абсолютно верю в то, что авторы никого надувать не собирались — они явно хотели как лучше. Им помогали местные власти — и в титрах им вынесут благодарность поименно, но это неизбежно сказалось на ракурсе взгляда: картина производит впечатление рекламно-заказной. Нужно было привлечь к фильму-долгострою зрителей — и они придумали игру в сказку про нерпу Юму, соорудив ее на скорую руку из того, что было — никаких специальных наблюдений за жизнью нерп в фильме не прослеживается: ну плавают — и плавают… Соединить добрую семейную байку с познавательным, по идее реалистичным материалом не удалось: обе сюжетные струи, постоянно пересекаясь, отрицают друг друга, выглядят несовместными.

Сценарий не столько придуман и написан, сколько сколочен из данных Википедии, художественно поданных в сюсюкающих, пригодных для детского сада тонах. Чулпан Хаматовой досталась тюзовская слащавость, Константину Хабенскому — немилосердно выспренний текст, по поводу которого вспоминался Тургенев с его "Друг Аркадий, не говори красиво!". Финальный рэп Басты дополняет ура-восторженную интонацию фильма и его окончательно добивает. И было заметно, как с какой необычной активностью лоббировали в прессе картину отдельные "эксперты" от кинобизнеса — создавалось впечатление, что это едва ли не самый успешный фильм новейшей киноистории.

Вместе с документальной картиной-наблюдением "Медведи Камчатки. Начало жизни" "Юма" могла бы символизировать возрождение нашего не только научного, но и популярного кино. К счастью, зрители сегодня легче распознают фальшь и к наигранно лучезарным мелодиям относятся с понятным предубеждением.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *