Михаил Швыдкой — о разгадках проблем разума и сознания

В минувшую субботу ученые многих специальностей в разных странах отмечали свой профессиональный праздник — Международный день когнитивной науки. Выбор даты связан со знаменитым симпозиумом в Массачусетском технологическом институте, состоявшемся 65 лет назад, в сентябре 1956 года. Именно 11 сентября его участники выслушали и обсудили три доклада — «Магическое число 7+-2» психолога-экспериментатора Джорджа Миллера, «Три модели языка» лингвиста Ноама Хомского и программное выступление специалистов в области компьютерного моделирования и искусственного интеллекта Аллена Ньюэлла и Герберта Саймона (будущего нобелевского лауреата по экономике). В этот день Джордж Миллер, один из основателей когнитивной науки, сформулировал необходимость комплексного подхода к исследованию проблем познания. Эту дату можно считать отправной точкой в процессе формирования нового научного универсализма, некогда существовавшего в античную и средневековую эпохи, но рассыпавшегося на сотни научных специализаций со времени Высокого Возрождения. 11 сентября 2021 года мне посчастливилось встретиться в студии программы "Агора" (телеканал "Культура") с выдающимися российскими учеными, которые занимаются исследованиями мозга и человеческого сознания, — директором Института когнитивных исследований СПбГУ Т. Черниговской, руководителем департамента психологии факультета социальных наук Высшей школы экономики М. Фаликман, директором Института перспективных исследований мозга МГУ К. Анохиным, заведующим лабораторией нейрофизиологии и нейроинтерфейсов биологического факультета МГУ А. Капланом, главным научным сотрудником Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН П. Балабаном и профессором философского факультета МГУ В. Васильевым. Сознательно назвал их профессиональную принадлежность, так как они представляют те научные дисциплины, которые, как полагал Г. Гарднер, автор понятия "множественный интеллект", должны быть положены в основу когнитивной науки, этой синтетической сферы знания. Только в комплексе этих наук можно приблизиться к разгадке проблем разума и сознания, которые, возможно, дадут подсказку для ответа на более широкий вопрос: "Что есть человек?" Правда, даже его поверхностное обсуждение потребует привлечения более широкого круга специалистов.

От девиза Сократа "Познай самого себя" и поисков определения идентичности человека, над которым ломали голову его ученики во главе с Платоном, прошли тысячелетия. Философы и естествоиспытатели, медики, экономисты, антропологи и историки пытались найти ответ, который бы удовлетворил человечество. Но всякий раз он оказывался достаточно условным. Приемлемым для одной науки и совершенно негодным для другой. Поиск ответа на этот вопрос, как отметил К. Анохин, с точки зрения познания мозга, разума и сознания человека вообще находится в зачаточном состоянии. Он предлагает принципиально новый подход к исследованиям этих субстанций, полагая, что наш мозг является не только биологическим, но и психическим феноменом, требующим особых методов его изучения. А это требует совместных усилий ученых, владеющих разными методами познания, включая, как справедливо заметила Т. Черниговская, не только лингвистов, антропологов и психологов, но и философов.

Наш мозг не только биологический, но и психический феномен, требующий особых методов его изучения

Еще Н. П. Бехтерева, выдающийся российский нейрофизиолог, почти 30 лет возглавлявшая Институт мозга человека РАН, считала его самым загадочным объектом в обозримой нами части Вселенной. 100 миллиардов нейронов нашего мозга вступают друг с другом в множественные связи, количество которых превосходит число частиц, которые мы способны наблюдать во внешнем мире. Попытаться прикоснуться к этим сцеплениям, предварительно проникнув в каждый нейрон, — задача, которая искушает многих исследователей, но пока они находятся лишь на дальних подступах к ее решению.

Именно поэтому стоит опасаться поспешных утверждений о том, что мы достаточно хорошо понимаем природу поведения человека, мотивации его поступков. Все это несводимо к простым физиологическим или социальным процессам. Помимо так часто упоминаемой "химии" здесь действуют иные процессы, хранящие свои тайны. Конечно, легче думать, что человек раб простых интересов — жажды власти, денег, удовлетворения плотских страстей. Но на самом деле все куда сложнее и неопределеннее. Именно поэтому нередко обрываются причинно-следственные связи, которые подчинены формальной логике.

Так что персональные данные, за которыми сегодня не охотятся только ленивые, те самые данные, что используют крупные корпорации, производящие бесконечное множество товаров и услуг, стремящиеся принудить нас к выбору без выбора, имеют дело лишь с поверхностной, ничтожно малой электронной копией нашего "я". Понятно, что проникновение в разум и сознание человека занимает их куда больше. Поэтому исследования в области мозга, на которые в мире тратят куда больше средств, чем на решение каких-то иных научных проблем, представляют огромный интерес и еще большую опасность.

100 миллиардов нейронов нашего мозга ежесекундно вступают друг с другом в множественные связи

Сможет ли биоэтика выработать охранную грамоту человечеству, пресекая любые несанкционированные самим человеком вмешательства в его мозг и сознание? Боюсь, что мы не получим утешительного ответа. Даже конституционные ограничения, предупреждающие подобную практику, а они существуют во многих странах мира, в том числе и в России, не способны дать гарантию индивидуальной безопасности. Слишком велико искушение получить возможность управлять сознанием человека. Но для всякого яда в конце концов находят и противоядие. А научную мысль, как известно, остановить невозможно.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *