Максимов: Среди актерских удач сезона победитель — Мария Аронова

Я очень люблю театр. И как режиссер. И как драматург. И как зритель. Уже много десятилетий я хожу сюда регулярно и радостно, несмотря на то, что спектакли бывают, конечно, хорошими, но чаще — разными. Поскольку я привык делиться с читателями "Российской газеты" тем, что происходит у меня в жизни и в голове, — я решил в конце театрального сезона подвести его итоги. Когда-то я придумал такую пословицу: "Если ты не подводишь итоги, то итоги подводят тебя". Так вот. Чтобы не подвели.

Итоги эти абсолютно и совершенно субъективны. Скажу честно: в театр я, как правило, хожу, когда меня приглашают. Не потому, что жалко денег на билеты, а просто зовут часто. Поэтому сразу оговорюсь: я не объективен. Впрочем, кто в театре объективен?

Для начала — самые личные итоги. Прошедший сезон был для меня удивительно успешным. Три премьеры! В русскоязычном театре ZERO в Израиле поставили мою пьесу "Пастух" — ироничную фантасмагорию о Ленине. Молодые актеры в Туле — мою пьесу "Сон императрицы": о странной семье Екатерины Великой и Петра III, единственного ее законного мужа. И, наконец, в Театре Моссовета я сам поставил пьесу Дм. Мережковского "Гроза прошла".

Когда ты сам репетируешь или знаешь, что твою пьесу репетируют, — ты, конечно, тот еще зритель: какими-то специальными глазами смотришь.

И тогда особенно радуют те спектакли, глядя которые ты забываешь про свои разные профессии и становишься благодарным зрителем. Погружаешься в спектакль и потом долго в нем живешь. Для меня в прошедшем сезоне таких постановок было две: "Поминальная молитва" в Ленкоме Марка Захарова и "Саломея" в Большом театре. Абсолютно несравнимо разные истории, которые объединяет два обстоятельства. Первое. Доведенный практически до идеала профессионализм во всем. Второе. И там, и там на сцене — люди странные, страстные, подчас безумные (как в "Саломее"). Но за которыми интересно наблюдать.

Ставя спектакль в пандемию, я видел, как трудно переживает театр этот период. Но он справился!

Потому что лично я прихожу в театр смотреть на людей. Георгий Товстоногов говорил, что не любит режиссерский эгоизм, то есть такие спектакли, в которых постановщик занимается демонстрацией своих умений и фантазии, забывая и про суть пьесы, и про актеров.

Такие спектакли нынче в моде. Но есть и иные. Среди актерских удач сезона для меня победитель — Мария Аронова, играющая — внимание! — полтора десятка ролей в спектакле театра Вахтангова "Мертвые души". Она и ее партнер Владислав Гандрабура делают то, что банально, но точно называется "пиршество актерской игры", на двоих разыгрывая "Мертвые души".

Максим Керин и Алексей Веселкин в "Горе от ума". Очень живой, очень сегодняшний спектакль поставил Алексей Бородин в РАМТе. Вообще, сыграть Чацкого и Фамусова не скучно, имея в виду, что едва ли не все их реплики нам с детства известны наизусть, — задача непростая. Керин (Чацкий) и Веселкин (Фамусов) — поразительно живой и интересный дуэт.

Помимо этой постановки еще много замечательных именно режиссерских работ. Для меня хороший режиссер — это тот, кто умеет нескучно рассказать историю и в чьих спектаклях нет актерских провалов. Конечно, это Владимир Иванов в тех же вахтанговских "Мертвых душах". Мне вообще кажется, что эта работа — учебник режиссерского мастерства.

Среди актерских удач сезона победитель — Мария Аронова, играющая полтора десятка ролей в спектакле те-атра Вахтангова "Мертвые души"

А еще Михаил Левитин — совершенно неожиданно и остро поставивший в театре "Эрмитаж" другого Гоголя — украинские повести. Все время путаю, какой спектакль принадлежит какому сезону, но не выходит из головы "Кошка на раскаленной крыше" Уильямса в постановке Камы Гинкаса. И Виктор Крамер с блеском воплотивший "Лес" во МХАТе имени Горького.

Если бы у меня была премия за дебют, я бы отдал ее Семену Лопатину за работу в спектакле Театра сатиры "Театральный стриптиз". Лопатин на самом деле совсем не дебютант, играет в театре ведущие роли. Но это же моя личная премия, а я видел его впервые. Невероятно живой, с чувством юмора, органичный артист.

Как художник-постановщик для меня победитель этого сезона очевиден — Максим Обрезков. Да, я сам поставил с этим мастером два спектакля, но в данном случае я — объективен. Среди многочисленных премьер вахтанговцев несколько сделано Обрезковым, и каждая — разная, и каждая — талантливая.

В этом сезоне несколько театров обрели новых худруков. И заработали театры по-своему, по-новому и активно. Невероятные, часто спорные, но очень активные события происходят в горьковском МХАТе, который возглавил Эдуард Бояков. Сегодня это театр, о котором говорят много, всегда неравнодушно и с охотой. Я сам, увы, редко бываю в "Табакерке" , но совершенно очевидно, что Владимир Машков удерживает планку театра, который основал его учитель. Спокойно, несуетно, без истерик начал работать в "Современнике" Виктор Рыжаков, уже понятно, что он, с одной стороны, помнит о традициях знаменитого театра, с другой — строит свой "Современник". Мало что слышно о том, что делает в театре Джигарханяна новый худрук Сергей Газаров, но будем надеяться, что идет период накопления.

Ставя спектакль в пандемию, я видел, как трудно переживает театр этот период. Но он справился! Когда я писал эти заметки, поймал себя на том, что — вроде бы — и не было пандемии: и премьеры есть, и открытия, и удачи, и неудачи. В общем, как мы привыкли.

Как водится у меня всегда — личные мои перспективы на работу в театре размыты и неясны. Чего нельзя сказать о театре в целом. Ждем прекрасных новостей!




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *