Макрон и Любимова открыли в Париже выставку живописи из собрания российских музеев

Президент Франции Эмманюэль Макрон и министр культуры России Ольга Любимова открыли в Париже большую выставку шедевров из фондов Эрмитажа, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковки. Выставка "Коллекция братьев Морозовых. Иконы современного искусства", на которой впервые за рубежом полно представлено собрание московских промышленников, купцов, коллекционеров Михаила Абрамовича и Ивана Абрамовича Морозовых, открылась в Париже в Фонде Louis Vuitton.

Это второй совместный проект фонда с Государственным Эрмитажем, ГМИИ им. А.С. Пушкина и первый — с Третьяковской галереей, Русским музеем, Национальным художественным музеем Республики Беларусь, Днепропетровским художественным музеем.

Первым общим проектом фонда с Эрмитажем и Пушкинским музеем стал музейный блокбастер "Шедевры нового искусства. Коллекция Сергея Щукина". За 2016-2017 годы выставку посетили 1,3 млн человек. Куратором того проекта, как и нынешней выставки, была Анна Бальдессари. Успех выглядел тем более невероятным, что французам привезли французское искусство. Из России. Но впервые на первый план тогда была выдвинута фигура коллекционера — русского текстильного магната Сергея Ивановича Щукина, который смог увидеть контуры современного западного искусства рубежа XIX-XX веков, когда они только складывались "на карте будня" и арт-рынка. После той выставки европейские ценители искусства произносят имя Сергея Щукина так же естественно, как имена Анри Матисса или Пабло Пикассо.

Второй проект, посвященный коллекционерам братьям Морозовым, стартовал в 2019 году в Эрмитаже должен был быть продолжен в 2020 году на парижской сцене в Фонде Louis Vuitton во время "Русских сезонов", а затем третий вариант выставки планировалось открыть в ГМИИ имени А.С. Пушкина в этом году. Но пандемия внесла свои коррективы. И вот — да, бывают странные сближения! — но выставка коллекции братьев Морозовых в Париже открылась для публики 22 сентября 2021 года, то есть ровно через сто лет после того, как Иван Абрамович Морозов умер в Карлсбаде. Разоренный, лишенный коллекции и всего состояния, но сделавший все для того, чтобы сохранить свое художественное собрание и передать его государству, умирая, он, конечно, мог надеяться, что его собрание ляжет в основу музея. И долгие годы, до 1948-го — так и было. В его особняке на Пречистенке был создан Второй Государственный музей нового западного искусства. Но вряд ли Иван Абрамович мог вообразить, что почти ровно сто лет спустя на открытии его выставки будет присутствовать президент Франции Эмманюэль Макрон, что ее на государственном уровне поддержит не только министерство культуры, но и президент России, и что весь светский Париж будет присутствовать на вернисаже.

В залах Фонда Louis Vuitton представлены около 170 картин и скульптур русских и французских художников, среди которых Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Эдуард Мане, Анри Матисс, Клод Моне, Пабло Пикассо, Камиль Писсарро, Огюст Ренуар, Огюст Роден, Поль Сезанн. Привезли в Париж даже знаменитую "Музыкальную гостиную" из бывшего особняка Ивана Морозова в Москве. Семь монументальных панно, рассказывающих "Историю Психеи", были написаны Морисом Дени в 1907 году по просьбе коллекционера. Воссозданные для выставки в Эрмитаже 2019 года, сегодня они привезены в Париж вместе с четырьмя скульптурами Аристида Майоля из той же гостиной.

Хотя сегодня гораздо больше известно собрание Ивана Морозова, первым собирателем в их семье был старший брат Михаил, умерший в одночасье в 33 года. После его смерти вдова передает всю его коллекцию в Третьяковскую галерею. Именно Михаил Морозов впервые привозит в Россию полотна Гогена и Ван Гога. Дягилев писал о нем как о "чрезвычайно характерной фигуре", неотделимой от Москвы: "Он был очень яркой частицей ее быта, чуть-чуть экстравагантной, стихийной, но выразительной и заметной".

Отчасти эту московскую удалую купеческую жилку демонстрирует история про покупку четырех картин Гогена.

Михаил Абрамович умудрился купить их дважды. Первый раз — на посмертной выставке художника за 500 франков. Привез в Москву, устроил званый обед, чтобы показать приобретение. А когда через два года приехал в Париж и зашел в галерею, где купил Гогена, владельцы предложили ему 30 тысяч франков за те же четыре работы. Морозов не устоял. Работы привезли из Москвы и продали галеристу. На следующий день утром Михаил Абрамович отправился, разумеется, …в галерею, посмотреть на "своего" Гогена. И увидел, что картины выставлены на продажу за… 50 тысяч франков. Морозов ахнул и помчался к приятелю. Отправил его выкупать картины обратно. Тот успел, слава Богу.

Нельзя не сказать, что Морозовы собирали, кроме французов, современную им отечественную живопись. Кроме Левитана, Врубеля, Серова, Коровина, в их собраниях были произведения мастеров "Мир искусства", "Голубой розы", "Бубнового валета", Гончаровой, Ларионова.

Надо сказать, что существование в их собрании русских художников выглядело, с одной стороны, закономерно. Кроме языков, уроков музыки, у Михаила и Ивана Морозовых были и уроки живописи. Живописи их, кстати, учил молодой Константин Коровин. С другой стороны, сам факт появления в коллекции Морозовых, которые славились интересом к западному искусству, русских художников многих поражал.

Вряд ли Иван Морозов мог вообразить, что сто лет спустя на открытии его выставки будет присутствовать весь Париж

Отчасти потому, что собрание Ивана Морозова, в отличие от коллекции Щукина, не было публичным. Как писал Абрам Эфрос в очерке, посвященном Ивану Морозову: "Попадая в морозовскую коллекцию, испытывали сначала изумление, потом разочарование, затем новое любопытство (…). Во-первых, открыли как какую-то Америку, что половина морозовского собрания состоит из типически русских вещей, нынешних художников, живущих художников, выставочных художников, которых по всем российским канонам нельзя сажать за один общий стол с парижской художественной аристократией".

Иначе говоря, открытием было, что Морозов покупал современных ему российских художников. И на нынешней выставке в Париже эти работы из коллекции впервые будут представлены вместе с полотнами французских мастеров. В Париж, как сообщают агентства, привезли работы Михаила Врубеля, Наталии Гончаровой, Константина Коровина, Казимира Малевича, Ильи Репина, Валентина Серова и другие. Несколько удивило появление в этом ряду имени Малевича, трудно представить, что тишайший Иван Абрамович покупал работы супрематистов. Но, с другой стороны, он был первым отечественным коллекционером, который купил картину Марка Шагала. Он оценил работы такого "непризнанца" (по выражению Абрама Эфроса), как Наталия Гончарова.

Выставка "Коллекция братьев Морозовых. Иконы современного искусства", очевидно, обречена на сопоставление с парижской же выставкой собрания Щукина. Но любопытно, что точно так же сравнивали их коллекции и подходы их современники. Абрам Эфрос назвал статью об Иване Морозове "Человек с поправкой".

"Может быть, надо сказать так: у Щукина парижские знаменитости кисти всегда появлялись как на сцене, в полном гриме и напряжении; к Морозову они приходили тише, интимнее и прозрачнее. Когда по Парижу только еще начинала свой грохот новая репутация, Щукин широким жестом набирал все что можно было и увозил в Москву, скаля зубы, когда неофит быстро в Париже превращался в мэтра, а вещи его оказывались "у Щукина в БольЗнаменском переулке".

Морозов, наоборот, разборчиво и долго выискивал в новом художнике что-то ему одному видимое, наконец, выбирал, и, выбирая, всегда вносил свою золотую "поправку". "Щукинский мастер с поправкой Морозова", я бы назвал это классической формулой ново-западного нашего собирательства".

Иначе говоря, коллекция Морозова воспринималась как уточнение, корректировка "карты" современного искусства, намеченной в коллекции Щукина.

Станет ли такой "поправкой" к выставке коллекции Щукина нынешний проект, представленный в Фонде Louis Vuitton? Поживем — увидим.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *