Эксперт оценил результаты первого этапа административной реформы

В правительстве объявили промежуточные итоги реализации первого этапа административной реформы в федеральных органах исполнительной власти. В целом фактические параметры оптимизации оказались близки к объявленным на старте: общее сокращение штатной численности в центральных аппаратах и территориальных органах составило 31,9 тыс. единиц.

Эксперт оценил результаты первого этапа административной реформы

Если сопоставить эти данные с последними опубликованными министерством финансов данными о штатной численности соответствующих ведомств в 2019 году, сокращение составляет около 8,2%. В федеральных органах исполнительной власти сокращено 33 штатных единицы заместителей руководителей ведомств (планировалось 37) и 66 структурных подразделений (планировалось 74).

Немаловажное обстоятельство, позволившее снизить сопротивление преобразованиям и провести их в достаточно короткий срок, — ранее выделенные средства на оплату труда гражданских служащих остались в фондах оплаты труда ведомств.

Основной ожидаемый эффект первого этапа реформы — повышение оперативности принятия управленческих решений. При укрупнении структурных подразделений процедура распределения задач и отчетности об их исполнении упрощается, а количество внутриведомственных согласований сокращается. Расширение функционала руководителей позволяет своевременно снимать разногласия по решениям, предлагаемым различными структурными подразделениями и более оперативно и согласованно реагировать на вновь возникающие вызовы. Таким образом, основной эффект от первого этапа реформы проявится постепенно: сперва в повышении своевременности и качества исполнения поручений, а в конечном счете — в повышении результативности реализуемой государственной политики и качества оказываемых государственных услуг.

Однако проведенные организационно-штатные преобразования — это только первый этап реформы. Те искажения в организационной структуре ведомств, на устранение которых он был направлен (избыточная численность обеспечивающих подразделений и управленческого аппарата), зачастую возникали как ответ на недостаточный уровень конкурентоспособности оплаты труда на государственной службе. Эта проблема особенно значима для категории "специалисты": их уровень оплаты труда на государственной службе существенно ниже, чем в коммерческих организациях на аналогичных по функционалу должностях. Необходимость удержания специалистов в государственных органах часто и приводила к тому, что их переводили на должности руководителей, отсюда и рост доли управленческого аппарата.

Вопреки расхожему мнению, проблема конкурентоспособности оплаты труда специалистов на гражданской службе не ограничивается пределами Москвы. Наоборот, в территориальных органах ситуация зачастую значительно хуже: им приходится конкурировать за высококвалифицированных специалистов не только с частным сектором, но и с региональными органами государственной власти, где уровень оплаты труда в среднем выше.

Поэтому, чтобы достижения были устойчивыми, важна и реализация следующего этапа — проведение реформы оплаты труда: повышение гарантированной доли оплаты труда, с одной стороны, и жесткая привязка премиальной части заработной платы к достигаемым результатам.

Однако и после совершенствования оплаты труда на гражданской службе в административной реформе рано ставить точку. Необходимо внедрять механизмы и инструменты, ориентирующие госаппарат на достижение общественно значимых результатов и постоянное совершенствование своей деятельности.

Большие надежды в этом отношении возлагаются на цифровую трансформацию, однако и здесь есть над чем работать. Так, анализ опубликованных ведомственных программ цифровой трансформации федеральных органов исполнительной власти показывает, что пока эффект от цифровизации для граждан, бизнеса и граждан учитывается далеко не всегда. Например, к 2023 году ожидается сокращение сроков оказания 155 государственных услуг, оказываемых федеральными органами исполнительной власти, но сокращение трудозатрат на оказание одной услуги предполагается лишь по 78, а сокращение каких-либо (временных или финансовых) издержек заявителей государственных услуг планируется по 36.

Очевидно, что реальный потенциал цифровой трансформации в государственном управлении значительно выше, и административная реформа должна создать стимулы к полноценному использованию этого потенциала.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *