Антон Оленев: Московское родовспоможение идет в ногу с мировым сообществом

Коронавирус не щадит никого — ни пожилых, ни молодых, болеют даже дети. А каково в пандемию беременным женщинам? На фоне этой заразы вокруг им страшно не только за свое здоровье, но и за жизнь ребенка, которого они носят. Кто поддерживает их все эти девять месяцев? Могут ли будущие мамы рассчитывать на своевременную медицинскую помощь, если вирус все-таки настигнет? Об этом корреспонденту «РГ» рассказал Антон Оленев — главный акушер-гинеколог Москвы, заведующий перинатальным центром городской клинической больницы N 24.

Антон Оленев: Московское родовспоможение идет в ногу с мировым сообществом

Антон Сергеевич! Пандемия не отступает. Вот уже четвертая волна. Но жизнь-то у людей одна, они женятся, мечтают обзавестись детьми. А тут — вирус, и конца, и края ему не видно. На чью помощь может рассчитывать москвичка в ожидании малыша?

Антон Оленев: Беременность сама по себе — фактор риска тяжелого течения заболевания коронавирусной инфекцией. Поэтому для всех женщин, которые ждут ребенка, в столице созданы условия, которые гарантируют, что рядом будут специалисты на любом этапе — от планирования и наступления беременности до родов. Они помогут и если беременная заболеет. Главное, что доказано и нашим, и всем мировым опытом, начать раннее лечение, буквально в первую неделю. У нас такая возможность есть. Москва — уникальный регион, где имеется единый реестр всех положительных результатов анализов больных коронавирусной инфекцией. Благодаря тому, что в анкету сдающих тест ПЦР был включен вопрос: не являетесь ли вы в данный момент беременной, положительный результат у любой москвички мы видим буквально в день получения его результата.

И что? Заболевшую госпитализируют?

Антон Оленев: На самом первом этапе пандемии мы, как и медики во всем мире, так и поступали — заболевших сразу клали в ковидные стационары. Но заболевание часто протекает бессимптомно или в легкой форме. Госпитализации это не требует, что совпадает со стремлением большинства женщин как можно дольше оставаться дома. Но чтобы иметь достоверную информацию об их самочувствии, в телемедицинском центре, работающем в Москве с начала пандемии, создан акушерский дистанционный консультативно-диагностический центр. Его врачи обзванивают всех пациенток с положительным результатом теста ПЦР. С помощью опроса, разработанного по четким критериям, получают полную информацию от каждой о течении заболевании. Затем на этом основании принимается решение, кому какая нужна помощь.

При бессимптомном ходе заболевания в течение 14 дней женщина просто находится на домашнем наблюдении — сотрудники кол-центра продолжают звонить ей и узнавать, не возникло ли каких-то осложнений. Для пациенток с легким течением болезни оборудован стационар кратковременного пребывания, куда их доставляет специальная машина "скорой помощи". Здесь за четыре- шесть часов проводится целый спектр обследования. Женщина сдает анализы, проходит УЗИ легких, если необходимо — КТ. Убедившись, что с ней и ребенком все в порядке, санитарная машина отвозит ее домой — под дальнейшее наблюдение телемедицинского центра до полного выздоровления. Если врач увидит угрозу возможных осложнений, пациентка может на какое-то время остаться в этом же стационаре. На мой взгляд, это уникальный механизм, который помогает оказывать эффективную помощь беременным на любом этапе, вовремя переводить их из одной категории в другую и держать их самочувствие под контролем на протяжении всех девяти месяцев до рождения ребенка.

Тех, кому все-таки потребуется госпитализация, куда положат на лечение? В ковидный госпиталь, вместе со всеми остальными больными?

Антон Оленев: Нет. Для беременных москвичек с ковидом у нас работает роддом на территории инфекционной больницы N 2, где традиционно лечат будущих мам и с разными другими инфекциями. Оборудовали для них и еще один родильный дом — городской клинической больницы N 15. Такому многопрофильному стационару проще справиться как с осложнениями, возникающими во время самой беременности, так и с хроническими заболеваниями матери, которые могут обостриться в этот период.

Минувшим летом в столице начали применяться новые методы лечения беременных. Расскажите, пожалуйста, о них.

Антон Оленев: Да, мы теперь используем препараты моноклональных антител и ковидный иммуноглобулин, с помощью которых проводится вирусонейтрализующая терапия. Самый современный в мире подход к лечению коронавируса. Убедились в его эффективности: ни у одной из пациенток, получавшей эти препараты, заболевание не перешло в тяжелую форму. Особенность же состоит в том, что использовать их нужно на раннем этапе, до седьмых суток с начала заболевания. Терапия эффективно препятствует прямому воздействию вируса как на плаценту, так и вертикальной передаче вируса плоду. Терапия дорогостоящая, но городской бюджет взял все расходы на закупку лекарств на себя и наши пациенты получают их бесплатно.

Рожают пациентки с ковидом в этих же двух роддомах?

Антон Оленев: Да. В них есть отделения для выхаживания недоношенных детей, так как коронавирусная инфекция может вызвать преждевременные роды.

Семьям, которые планируют рождение ребенка, прививку от COVID-19 лучше завершить вторым компонентом не позже, чем за три недели до наступления беременности

Могут ли мамы даже с коронавирусом быть уверены, что ребенок родится здоровым?

Антон Оленев: Вопрос трудный, так как достаточно сложно определить, в какой момент ребенок заразился — вертикальным путем, еще в утробе матери или уже в момент рождения при контакте с ней. Но если раньше считалось, что все дети рождаются здоровыми, то сейчас мнения научного сообщества разделились. Появилось несколько статей о том, что новорожденные могут появиться и с врожденным ковидом. В любом случае все малыши, родившиеся от мам с коронавирусной инфекцией, при рождении обследуются на COVID-19. И в соответствии с рекомендациями на первое время помещаются отдельно от рожениц в чистые зоны.

Вероятность рождения ребенка с ковидом подтверждается и по вашим наблюдениям?

Антон Оленев: Крайне невысокая, но возможная.

Антон Оленев: Московское родовспоможение идет в ногу с мировым сообществом

Антон Оленев: Московское родовспоможение идет в ногу с мировым сообществом, а в чем-то и опережает его. Фото: РИА Новости

Что способна изменить вакцинация для беременных?

Антон Оленев: Инструкцией Минздрава России с июня этого года вакцинация разрешена по достижении 22 недель срока беременности, а с октября такую возможность получили и кормящие матери. Большое количество пациенток пришли к нам в центр, чтобы сделать прививку буквально в день выхода документа. Свидетельство того, как они ждали возможности получить защиту от опасной инфекции. И как показывает опыт, надежда их оправдана. Никаких осложнений ни для женщины, ни для ее будущего ребенка вакцинация не несет. А вот заболевание коронавирусной инфекцией нередко приводит к преждевременным родам и, чаще всего, к необходимости применить кесарево сечение. Дело в том, что опасный вирус подавляет жизненную емкость легких и уменьшает возможность женщины родить самостоятельно. Чревато серьезными проблемами для беременной и то, что большинство противовирусных препаратов и антибиотиков, с помощью которых врачи могут спасти ей жизнь, в этот период могут навредить здоровью ребенка. Особенность нашей специальности в том и состоит, что в случае с беременной мы имеем дело с двумя пациентами, с двумя жизнями. Вакцинация помогает в спасении, отсутствие ее многократно увеличивает шансы на потерю.

Что вы, врачи, рекомендуете семьям, которые еще только планируют беременность? В конце концов, детей рожали и во время войны…

Антон Оленев: Как во все времена, советуем пройти базовое обследование. Другими словами, обычную диспансеризацию. Компенсировать сахарный диабет и другие хронические заболевания, побывать у лор-врача, чтобы вылечить заболевания ротовой полости, привести в порядок зубы до наступления беременности — их лечение потом может повлиять на ребенка. Говорим, конечно, и о вакцинации — есть базовая федеральная программа, следуя которой можно предотвратить многие заболевания. Очень злободневной остается корь, крайне тяжело проходят для беременных последствия перенесенной краснухи. Не обходим, конечно, и ситуации с COVID-19. Прививку от него надо завершить вторым компонентом не позже, чем за три недели до планирования беременности. Причем сделать ее лучше не только жене, но и мужу, так как именно он будет потом находиться все время рядом, а значит, его здоровье не менее важно.

Как выглядят по сравнению с другими столицами все роддома Москвы, не только ковидные?

Антон Оленев: Вопроса оснащенности оборудованием у нас нет уже несколько лет. Во всех 16 родильных домах и пяти перинатальных центрах есть все необходимое для того, чтобы мамы без риска для себя рожали здоровых детей. Следящая аппаратура с мониторами показателей состояния материи плода. Детские реанимации — самые технологичные отделения. В любом перинатальном центре ребенка из родового зала не понесут в реанимацию на руках, хотя расстояние между ними всего 50-100 метров, а повезут в транспортном инкубаторе с кювезом, условия в котором приближены к внутриутробным.

Мы идем в ногу с мировым сообществом, а в чем-то и опережаем зарубежных коллег. Можем, например, заглянуть дальше и получить более точные результаты по исходу беременности. Для этого используем уникальный проект перинатальной диагностики, который включает не только УЗИ, но и биохимические тесты матери и таким образом на ранних сроках успокоить родителей, что с малышом все в порядке или предупредить их о возможности неизлечимых хромосомных заболеваний. До тех пор, пока его не было, об этом можно было узнать только после рождения ребенка.

Вы запустили еще один интересный проект: видеонаблюдение в роддомах. Кому он адресован?

Антон Оленев: Начинался проект в нашем центре еще до пандемии, а теперь его взяли на вооружение еще три клиники — Филатовская, Морозовская и инфекционная больница N 2. Создали же его с целью успокоить мам, которые какое-то время после родов находятся не вместе с малышом — он может лежать в реанимации или находится в отделении выхаживания. Понятно, что для каждой женщины это сопряжено с огромным волнением — как он там? Психологический стресс от этого может привести даже к потере молока. И когда ребенок вернется к ней, кормить его будет нечем. Мы же все-таки придерживаемся позиции, что для здоровья любого ребенка грудное вскармливание чрезвычайно важно, а для недоношенного — вдвойне важно. Когда же мама на телефоне или ноутбуке может открыть присланную ей ссылку и в любой момент убедиться, что с ребенком все в порядке, спокойна и она. В результате ее лактации ничего не угрожает.

И что, помогает?

Антон Оленев: Помогает. Мы это четко отслеживаем по показателям: к концу второй недели мама должна сцеживать не менее 500-600 граммов молока в день. Более 70 процентов наших рожениц выходят на эти показатели, в том числе и те, что находятся раздельно с детьми. Признаюсь, что с введением видеонаблюдения и мне, как администратору, тоже стало легче: ведь помимо врачебного и медсестринского появился еще и родительский контроль за всем тем, что происходит в роддоме. И такой двойной контроль только на пользу всем.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *